miihaaiil (miihaaiil) wrote,
miihaaiil
miihaaiil

Мама в годы Великой Отечественной войны Часть 3



По воспоминаниям мамы хочу добавить некоторые моменты к двум предыдущим частям.
Особенно тяжело было в начале войны.


Немцы подходили к Москве, обстановка была очень тревожная.
Да ещё начались бомбёжки Горького (ныне Нижнего Новгорода).
У фашистов была цель на стратегические объекты: бомбили радиозавод (на Мызе) и другие.
Но, похоже, фашистским лётчикам своя жизнь была дорога, зачем лететь туда, где много зениток?
Проще, подлетел к Волге, отбомбился, и восвояси.
Поэтому часто бомбардировкам подвергалась окраина вблизи Волги: в том числе и улочка Слобода Кошелёвка, где жила мама с родителями и сёстрами.
Бомбы сбрасывались буквально рядом, но слава Богу, сама улочка не пострадала.

Самый ближайший взрыв разворотил ближайший пустырь, разбросал свалку с мусором.
И ещё иногда бомбы падали рядом, но не взрывались.
Среди населения прошел слух, что в такой невзорвавшейся бомбе нашли записку с надписью:
«Чем можем, тем поможем».
Подумали, что военнопленные на немецких заводах сумели обезвредить бомбу.
Впрочем, это скорее просто слух.
Люди всегда надеются на лучшее.

Вера Николаевна вспоминает.

Как-то объявили воздушную тревогу, и все, кто был дома, спрятались в погреб, под домом.
Бомбы падали где-то рядом, земля содрогалось.
Из погреба услышали: кто-то ходит по дому.
Выглянули: пришёл отец со службы.
Он стал их ругать: что вы делаете, вас же засыпать там могло!

Первое время воздушные тревоги объявляли часто.
В доме было проводное радио - "тарелка", висело на стене.

Фото радиоприёмника-тарелки (из интернета), во время войны в доме Веры  было электрическое освещение, а на фотографии ещё и керосиновая лампа.

.
После объявления тревоги «Граждане, воздушная тревога!»
включался равномерный звук метронома.


Однажды, ночью была воздушная тревога. Прятаться не стали.
Вере снился сон, что Богородица укрывает её одеялом.
Так спокойно тепло и уютно стало после этого.
А поутру, у дома нашли большой осколок, скорее всего от разрыва зенитного снаряда.
А мог и крышу пробить, попасть в дом.
Вера посчитала, что Богородица их защитила.

Когда немцев отогнали от Москвы, бомбардировки Горького стали реже.

Война и голод всегда рядом.
Хотя Горький был глубоко в тылу, продукты были только по карточкам. Нормы питания низкие, особенно для неработающих и детей.
Жили впроголодь.
Иногда на рынке, можно было что-нибудь выменять за бесценок на продукты, но особо-то и менять нечего было.

Положение в семье усугубилось, когда приняли дальних родственников: женщину с тремя детьми-малолетками.
У них в доме обвалился потолок.
Все теперь стали жить в маленьком домике семьи Веры.
И всех надо было чем-то кормить.



У отца Веры было плохое здоровье, он был признан годным к нестроевой, служил в военном госпитале, здесь же в Горьком.
Иногда он приносил из госпиталя остатки пищи.
Один раз, даже с окурком, видно то, что не доедали раненные.

Когда Вера начала работать, стала получать трудовые карточки на продукты, положение в семье немного улучшилось. 

Как только Вере исполнилось 16 лет, её вместе с другой девушкой отправили от артели на заготовку древесины.
На лесоповале подивились: чего эти маленькие худые девушки смогут сделать? Предложили им обрубать сучки, ветки и сжигать их. Всю зиму девочки проработали на лесоповале. Поселили девочек отдельно от других работников, в домике у одинокой старушки, на окраине города Бор, что напротив Горького, через Волгу.
Проработали на заготовке древесины всю зиму.

Неожиданно бригаду лесозаготовителей спешно отправили в Горький, а в суматохе про девочек забыли.
Представляете, в какой ситуации оказались они?
Как добраться до Горького на транспорте – не знают, да и денег нет.
А город, вон он, через Волгу.
Но был уже апрель, начинался разлив, лёд ещё держался на реке. Решили пойти по льду, через Волгу.


Подошли к реке. У берегов уже были промоины, вода начинала прибывать.
Но через промоину проложены доски, а дальше – тропинка по льду, по которой, правда, уже давно никто не ходил.
Идут по льду, обходят промоины.
Весенний лёд тонкий, хрупкий.
Иногда потрескивал под ногами.
Было очень страшно, но деваться некуда и девчонки осторожно продвигались вперед.
Спасло то, что девушки были худющие, слабый лёд их выдержал.
А может и провидение помогло.

Когда подошли к островку, ближе к горьковскому берегу, стало немного легче.
Но всё равно, у самого берега пришлось перепрыгивать через полынью, а дальше – по деревянным мосточкам, почти плавающим в воде.

Когда Вера пришла домой, мама её очень обрадовалась, потом воскликнула: как вы пришли, уж не через Волгу ли?
Продолжение истории с лесозаготовками я расскажу в следующей части.

Где-то, этом месте Волги Вера с подругой возвращалась с лесозаготовок в 1942 году:



Снимок сделан с канатной дороги Бор-Нижний Новгород в настоящее время.



А так выглядит сейчас Печёрский монастырь с канатной дороги. Правее монастыря и была когда-то улица Слобода Кошелёвка



Tags: война
Subscribe

Posts from This Journal “война” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →